Авторизация



Напомнить пароль
Регистрация

Разговоры у костра / Контакт

К неописуемому своему удивлению обнаружил, что здесь отсутствует тема Контакта, и решил, что это неправильно. Надеюсь, я не один так думаю. А в качестве затравки предлагаю один из если не идеальных, то вполне приемлемых вариантона сайтеа — без бластеров, транглюкаторов и прочей членовредительской фигни.

Комментарии (29)

RSS свернуть / развернуть
+
0
КОНТАКТ

Пришелец выглядел вполне обычно. Росту в нём было примерно футов пять с половиной. Правда, он сидел, но я прикинул, что, если бы он встал, в нем оказалось бы именно пять с половиной. Одет он был в серебристый комбинезон, в котором его можно было принять, например, за лётчика-истребителя. Ну, этим нас теперь не удивишь.

Правда, он был лысый. То есть не то чтобы, знаете, как говорят: если лысина спереди – от большого ума, а если сзади – от чужих подушек. Этот был лыс с о в е р ш е н н о. Но не как коленка и даже не как биллиардный шар. Это была абсолютная идея лысины, каким-то непостижимым образом данная мне в ощущение посредством зрительных рецепторов – потрогать её я так и не решился, хотя и очень хотелось.

Впрочем, лысых мужиков и на нашем шарике хватает. Вероятно, даже среди лётчиков-истребителей. Поэтому меня могут вполне резонно спросить, с каких это пирожков я решил, что он – Пришелец. И я отвечу.

Он был зелёный.

Я заметил это, когда подошёл поближе. Отсветы костра плясали на его идеальной лысине, цвет которой при дневном освещении должен был бы, как мне показалось, напоминать о первой весенней траве.

Никто не может утверждать, что у нас на шарике полно зелёных мужиков. Пусть даже среди лётчиков-истребителей.

Аппарат, на котором прибыл Пришелец, я разглядел позже, когда подошёл совсем близко к костерку и присел рядом.

Я очень люблю огонь. Но не тогда, когда он пожирает гектары леса или человеческое жильё вместе с его обитателями. И не тогда, когда он никого не пожирает, а просто рвётся ввысь, к верхушкам деревьев, без всякого смысла.

Я люблю небольшой костерок, который не слепит глаза и не опаляет лицо преисподним жаром, а согревает своим теплом. Я люблю огонь камина, который не ревёт, как бешеный зверь, а легонько потрескивает в ночной тишине. Когда смотришь на такой огонь, ощущаешь в себе что-то совершенно первобытное, заставляющее смотреть ещё и ещё, не отрываясь. Но в тоже время тянет порассуждать, пофилософствовать на темы, приличные человеку вполне современному. И чувствуешь, что ты вовсе не дикарь, находящийся во власти тёмного инстинкта, а что сам вполне владеешь своими инстинктами и просто иногда по собственной воле отпускаешь их ненадолго на свободу, ибо так приятно вдруг убедиться, что ты всё ещё сын нашей старой матушки Природы, что тебя ещё не разлучили с нею достижения техники и прелести урбанистического плена.

Вот почему я, когда увидел такой небольшой костерок – мой любимый размер, как говаривал ослик Иа, – тотчас же подошёл и присел рядышком. Ну, что с того, что там уже сидел Пришелец? Я его почему-то совсем не боялся. Как-то сразу мне стало понятно, что никакого зла от него не будет. Говорят, у них телепатия. А может, я просто не верил, что мне мог бы причинить зло человек, который так смотрел на огонь своего маленького, совсем ручного костерка. Пусть даже этот человек был похож на зелёного лысого лётчика-истребителя. Поэтому я присел рядышком и тоже стал смотреть.
avatar

Aleksandr

  • 31 августа 2010, 15:38
+
0
Вот тут-то я и увидел Корабль.

Если я написал «Корабль» с большой буквы, то это вовсе не значит, что он был огромным, как не знаю что. Напротив, я уверен, что аппарат, на котором разумное существо преодолевает все эти уймищи космических парсеков, тем больше заслуживает такого величания, чем меньше его размеры. Вот вы прикиньте: мы строим такую дуру-ракетищу, что страсть одна, начиняем её прорвой горючего, и вся эта огромная масса сгорает и пропадает бесследно ради того только, чтобы вывести малюсенький спутничек – и всего-то на орбиту вокруг шарика. А тут зелёный лысый мужик прилетел явно из какой-то чёртовой далечины в штуковине размером чуть больше газетного ларька. Каким же совершенным должен быть этот аппарат, чтобы при таких размерах преодолевать такие расстояния с пассажиром на борту! И какой же совершенной должна быть технология, которая способна произвести на свет такое чудо!

На самом деле я смотрел на Корабль от силы десяток секунд, а потом снова уставился на огонь. Тут меня и потянуло на эту философию.

Пришелец тоже хорошо смотрел на огонь. Он только коротко зыркнул на меня – секунды две, не больше, – и снова отвернулся к костру. И, видать, тоже его на мысли всякие повело. Изредка он отрывал глаза от огня и взглядывал на небо, где скоро должны были появиться первые звёзды.

Так мы сидели с четверть часа. Потом Пришелец встал – точно, пять с половиной футов в нём было. Ну, разве на дюйм-другой я ошибся. Встал он, значит, и хотел костерок притушить. А я ему знак рукой сделал: не трудись, мол, я сам потушу. Только вот ещё посижу малость. Он понимающе глянул на меня, вздохнул так легонько – дескать, я бы и сам посидел, да вот дела не позволяют, – и направился к своему аппарату.

Еще раз я отвёл глаза от костра, чтобы посмотреть, как взлетит Корабль. Он оторвался от земли легко и бесшумно и сразу резко взмыл вверх. Через секунды первая звезда появилась в ещё светлом предвечернем небе, но скоро растаяла.

А мне торопиться было некуда, ведь я был уже почти дома. Поэтому я устроился поудобнее и снова уставился на огонь. И чем дольше я смотрел, тем плотнее какой-то удивительный покой окутывал мою душу. А в голову снова лезли всякие мысли.
avatar

Aleksandr

  • 31 августа 2010, 15:39
+
0
красиво!
avatar

Denis

  • 31 августа 2010, 23:41
+
0
Ещё один вариант контакта, который мне нравится, описан в рассказе Саймака "Смерть в доме".
avatar

Aleksandr

  • 4 сентября 2010, 11:12
+
0
надо будет почитать на досуге...
avatar

Denis

  • 4 сентября 2010, 19:57
+
0
А мне нравится рассказ, в котором инопланетяне прилетели...только не к людям, а к дельфинам, как к более продвинутым.
Вот только к стыду своему не помню ни автора, ни названия.
avatar

Elena

  • 4 сентября 2010, 23:26
+
0
Александр Илюнчев
не плохо ! Удачи вам в ваших трудах!!
avatar

Koksharov

  • 5 сентября 2010, 05:43
+
0
У меня тоже есть рассказ на тему Контакта. Нажывается SETI - search for Extra-Terrian Intelligence. С вашего позволения приведу его:
SETI
Лэндом в один из своих немногочисленных отпусков как-то умудрился заглянуть в запущенную провинциальную библиотеку своего родного городка, затерявшегося среди степей Канзаса. Порылся среди пожелтевших старых томов. Возможно, когда-то это были новые книжки, аляповатые обложки пестрели неправдоподобно громадными звездолетами и мускулистыми героями. На страницах эти самые герои рассекали пространство Вселенной в самых разных направлениях, побеждали ужасных монстров с далеких планет и, наконец, находили красавицу среди гуманоидной расы на еще более дальней планете.
Бог ты мой, какая наивность сквозила сквозь эту макулатуру. Лэндом подумал было, что хорошо бы выставить пару этих книжек в музее Первых Астронавтов на Канаверелле как образец наивности этих авторов, живших полтора столетия назад. Сегодня, в начале XXII века, астронавтика оставалась далеко еще на таком уровне, который рисовался этим наивным писателям.
Во-первых, в космос мог попасть далеко не каждый. Приходилось проходить длительную и утомительную физическую подготовку и поддерживать себя в превосходной форме всю жизнь, а самое главное – хорошо учиться в школе, чтобы после этого поступить в престижный колледж, где уже начиналась настоящая учеба. Помнится, он как-то попытался объяснить названия некоторых учебных курсов одному из своих бывшим однокашников за банкой безалкогольного (следуя предписанным инструкциям врачей) пива в баре в их маленьком городке. Объяснение заняло полчаса, и Лэндом не был уверен, что до его недалекого друга все дошло.
Во-вторых, астронавтика, существовавшая уже две сотни лет, была еще далека от совершенства. Деньги, выделяемые правительством и крупными корпорациями на финансирование космических проектов, выделялись немалые, но их постоянно урезали. В результате инженеры и техники стремились сэкономить, разрабатывая более экономичные проекты. Безумная дороговизна необходимых материалов а также зарплаты, которые запрашивали монтажники и другой обслуживающий персонал, заставляли экономить на всем. Всемогущая статистика сообщала о все новых и новых авариях. Уже давно был потерян счет человеческим жертвам…
И, наконец, в-третьих, работа астронавта уже давно потеряла тот приключенческий ореол, каким она была овеяна во второй половине XX века. Откровенно говоря, это была так себе работенка, не хуже и не лучше других занятий. Работать в замкнутом пространстве, в невесомости, лишившись многих земных удобств – это, скажу вам, не сахар, тем более что полеты подчас длились по двести и более дней.
avatar

Ilya

  • 10 января 2011, 18:04
+
0
To be continued...
avatar

Ilya

  • 10 января 2011, 18:05
+
0
у Лема есть целый цикл романов о невозможности Контакта (Эдем, Солярис, Непобедимый, Фиаско, Глас Господа). Всем, кто интересуется фантастикой, рекомендую ознакомиться.
avatar

Vanya

  • 10 января 2011, 20:30
+
0
Мой рассказ как раз и навеян этими произведениями Лема. Итак, продолжаю:
А за окном, точнее иллюминатором – непроглядная темень. На Земле в свое время были популярны социологические статистические исследования, где изучалось влияние длительности ночного времени суток в зимний период на количество самоубийств. Особенно в этом отношении были показательны северные страны Европы, где зимой количество самоубийств значительно увеличивалось. Соединенные Штаты Скандинавии даже разрабатывали специальные гуманитарные программы, стремясь минимизировать это негативное явление: предоставляли своим гражданам льготные путевки на солнечный Ближний Восток.
Никто не думал о том, что астронавты работают, порой годами, в еще более сложных условиях – у них светового дня вообще нет. И пару раз уже сталкивались с такими случаями, когда кто-нибудь прямо на орбите кончал самоубийством, порой бывшие астронавты кончали свои дни в психиатрической лечебнице.
В то время, когда Лэндом был еще молодым, неопытным курсантом, заговорили о влиянии инопланетных психических полей, проще говоря, о разумных инопланетянах. Дескать, это они сводят с ума пилотов космических кораблей. Снова стала бестселлером найденная и изданная каким-то ушлым малым книга полузабытого польского фантаста Станислава Лема «Солярис», Всемирная Ассоциация выделила большой денежный транш загнувшемуся было проекту SETI - Search with extra-terrain intellect .
Но, как всегда, дело продвигалось довольно медленно. Прошло 15 лет, а окончательного ответа на вопрос – почему Курт Макинтош покончил с собой, а его напарники – Макс Ноллинг и Сэм МакКлэй – оказались в дурдоме – ни уполномоченные органы, ни вездесущие газетчики не могли дать однозначного ответа. Количество высказанных гипотез уже перевалило за пятьдесят. Уже новости по этой теме не пестрили на первых полосах газет, их можно было найти разве что полазивши с полчаса по дебрям Интернета.
Теперь Лэндом был уже не просто ведущим пилотом, его назначили руководителем проекта и поручили расследовать это уже порядком позабытое дело. А пока был уже подходящий к концу отпуск, от которого оставалось всего четыре дня.
Он решил провести его в своем тихом домике в Ашленде, штат Канзас. Не мог дождаться, пока кончится утомительный реабилитационный период, эти бесконечные имитирования невесомости, лежа в ванне, пробежки на бегущей дорожке, ежедневное, утром и вечером, измерение давления, всевозможные анализы.
Но вот уже и отпуск позади. Позади тупое лежание на диване перед телевизором, с ведром попкорна. По вечерам на белом деревянном крыльце он выкуривал дорогую пахучую сигару – вот одно из немногих удовольствий, которое он мог себе позволить, находясь не на работе.
avatar

Ilya

  • 11 января 2011, 09:49
+
0
Дальше:
Скоростной поезд вез его посреди бескрайних кукурузных полей, ставших визитной карточкой Среднего Запада. Откинувшись на комфортабельном кресле, он пытался уловить сюжет трехчасовой комедии, шедшей на экране в начале вагона. Подумать только, теперь Голливуд получает заказы на фильмы именно такой длины, какая нужна, чтобы пассажиры междугородних поездов и автобусов могли посмотреть его за время поездки от начала до конца.
Лэндом вспоминал свой последний телефонный звонок. Прямо посреди довольно веселой комедии вдруг замурлыкал телефон. На линии был генерал МакКувер: «Мистер Лэндом, как поживаете? Приятного отпуска. Могу вас поздравить – на ближайшие несколько лет вы обеспечены. Вам поручают одно небольшое дельце в рамках проекта SETI. Вы должны уточнить обстоятельства смерти майора Макинтоша, надеюсь, вы в курсе?».
Лэндом получил инструкцию посетить Сэма МакКлэя, находящегося в психиатрической лечебнице, и выяснить у него всю информацию, касающуюся того злополучного полета. Макс Ноллинг к этому времени уже скончался, причем при загадочных обстоятельствах. Как сообщалось в печати, едва выйдя из клиники, он принял все медикаменты, выданные ему на один месяц, в один присест. Резкое нарушение функций нервной системы плюс обширный инфаркт. Мучительная смерть.
После предъявления документов на вахте его провели по длинному коридору, облицованному кафелем мерзкого светло-желтого цвета, в отделение. Приемная представляла собой небольшую комнату со стенами из такого же кафеля. За зарешеченным окном виднелась территория больницы, обнесенная бетонным забором с колючей проволокой.
Безмолвные санитары, рослые чернокожие амбалы, привели тщедушного бородатого старика в очках. Подумать только, это и есть тот человек, который на фотографии был широко улыбающимся молодым парнем. Что с ним сделали годы и душевные переживания!
- Мистер МакКлэй? Здравствуйте, как поживаете? Я ваш тезка, Сэм Лэндом, астронавт Североамериканской Космической Корпорации. Пришел вот навестить вас.
- Астронавт говенный, да что ты знаешь о космосе? Что тебе от меня нужно? Пошел вон!
МакКлэй зашелся кашлем, судороги прошли по всему его измученному телу. Подоспевшая медсестра поспешила сделать ему какой-то укол в руку. Да, непростое это дело, - подумал Лэндом, - почему бы этим не заняться специалисту-психологу. Ах да, экономия средств, проект не предусматривает наем дополнительных штатов. К тому же, должна быть соблюдена секретность.
С некоторого времени проект SETI был засекречен, результаты были известны только немногим специалистам, да еще, пожалуй, администрации президента. Как-то в Интернете было опубликовано сенсационное сообщение, что китайские тайконавты за пределами солнечной системы таки обнаружили свидетельство присутствия внеземных цивилизаций. Найденные ими артефакты позволят кардинально усовершенствовать технологии, особенно в военной сфере. Потом последовало разоблачающее сообщение о крупнейшей мистификации начала XXII века. Теперь официально существовало четыре национальных проекта SETI: американский, русский, китайский и индийский. Но вовсю муссировались слухи, что исламские фундаменталисты тоже якобы участвуют в этой новой космической гонке.
avatar

Ilya

  • 14 января 2011, 18:58
+
0
Ну где же ваши комменты? Жду.
Продолжение:
Лэндом попытался придать разговору официальный характер:
- Мистер МакКлэй, попрошу вас изъясняться на общепринятом языке, с соблюдением литературных норм (‘тьфу, как я только это выговорил, а вообще, вот так и надо было начинать’). Попрошу вас описать события, случившиеся с вами в районе пояса астероидов 3 марта 2108 года.
- Недоносок, вали отсюда, да кто ты такой? (далее последовала нецензурная ругань).
На первый раз достаточно, - подумал Лэндом, - придется попотеть. Он, как официальное лицо, обратился к врачебному персоналу, затребовал материалы истории болезни.

Самуэл Джонс МакКлэй, род. 19 сентября 2077 года. Поступил на лечение 15 марта 2108 года вместе с другим пациентом Максом Ноллингом (смотри соотв. личное дело).
МакКлэй отличается скверным характером и неразговорчивостью, лечению поддается с трудом. Практически никаких улучшений вплоть до настоящего времени (2123 г.) не достигнуто.
Патология заключается в неестественной замкнутости пациента. Согласно его показаниям, в окружающем его мире никого нет, он существует лишь один. Идет на контакт только со своим напарником Максом Ноллингом. Иногда они разговаривают во время приема еды. Разговоры проникнуты пессимизмом. Часто в разговорах всплывает некое Ничто, как они его называют. В мире, по их мнению, существует только Ничто. Это можно охарактеризовать как следствие серьезной невротической травмы, вызвавшей галлюцинации…

Лэндом долго раздумывал над материалами врачебного дела. Пару раз еще встречался с МакКлэем. Пытался завести разговор об этом Ничто. В ответ слышалась только ругань, взгляд МакКлэя стекленел, больной уходил в себя. Ничего нельзя было добиться.
После доклада в департаменте SETI Лэндому, скрепя сердце, поручили отправиться на место аварии. Были выделены дополнительные средства. Лэндом, проходя бесконечные утомительные предполетные тренировки, вспоминал, как он, одевши свой новый костюм, стоял с докладом в руках возле небоскреба в Вашингтоне, где находилось управление Корпорации. Странно, но во время слушания ему почти не задавали никаких вопросов: все были деловиты и сосредоточены. Вопрос о его предстоящем полете был решен в рабочем порядке.
avatar

Ilya

  • 17 января 2011, 18:09
+
0
Окончание:
Отработанные газы с ревом вылетали из дюз шаттла, правда, Лэндом, сидя в кабине, практически ничего не слышал. Эфир был забит сообщениями диспетчеров. Лэндом про себя посчитал, что это был его двадцать третий полет. Знакомо было ощущение изменения гравитации.
Его космический корабль вышел за пределы зоны земного притяжения. Далеко внизу голубела огромным пятном Земля. Рассчитанным в центре управления полетами курсом корабль приближался к поясу астероидов.
Позади остался ярко-красный Марс. Лэндом перешел на ручное управление. Продолжал поддерживать связь с Землей, немного запаздывавшую из-за большого расстояния. Он взял курс на астероид R210. Именно там, по указанной информации, случилась авария.
И тут он увидел. Солнце было скрыто плотным кольцом астероидов, не было видно и Земли, связь с которой внезапно оборвалась. Перед ним была только щемящая пустота Космоса. Ничто. В мире было только Ничто. Узкая, не по размеру, форма сдавливала горло. Какие там инопланетяне? Какой контакт с внеземным разумом, если на космические проекты экономят каждый цент, не могли подобрать подходящую форму. Да и нет никаких инопланетян. Весь этот проект SETI – просто дань искусственно раздутой космической гонке, политика, одним словом. Да и где эта Земля? Маленький голубой шарик, затерянный в Космосе, который и не сразу разглядишь.
А вокруг Ничто. Это и есть тот внеземной разум, точнее отсутствие разума, отсутствие чего бы то ни было вообще. И из-за этого Ничто люди так стремятся покинуть Землю, ищут чего-то среди этого черного-черного Космоса.
Кругом только Ничто. Существует только Ничто. Нет ничего, никаких ни людей, ни инопланетян…

Самуэл Юджин Лэндом, род. 5 мая 2089 года. Поступил на лечение 16 июня 2123 г. Психическая патология – пациент не произносит ни звука, хотя согласно заключению врача-отоларинголога никаких отклонений не обнаружено…
Смоленск, ноябрь 2008 г.

avatar

Ilya

  • 19 января 2011, 11:01
+
0
Что бы тема окончательно не исчезла, решил набросать пару своих старых задумок может, кто сочтёт их забавными, буду рад любой реакции.

КОНТАКТ

Глубины космосы завораживали своей мощью и красотой, не Земные пространства расстилались перед существом, бросившим вызов природе, чтобы подняться на куске железа и пластмассы над небесами. Глубины способные сломать неокрепший разум или наоборот прославить в вечности его владельца.
Он скучал и будет, наверное, вечно скучать по их бесконечным просторам. А ведь когда-то он и сам был подобен тем кометам, чьи огненные хвосты разрезают ночной небосвод, как же давно это было. Самаэль уже не помнил своих первых полётов, но последний он запомнил навсегда.

Вылет был обычным, носители без помех отделились от кораб@я, до конца выполнив свой долг, они умерли, вытолкнув корабль из лона атмосферы. Связь, прерванная во время перегрузок, была восстановлена, здоровью экипажа ничего не угрожало, поэтому Самаэль мог снова погрузиться в дебри Интернета. Компьютерной сети опутывавшей планету подобно нервной системе, соединяя тысячи пользователей-клеток в единый организм.
Он чувствовал себя комфортно в этой виртуальной среде, возможно даже более комфортно, чем большинство. Поэтому его интересы отличались от интересов других пользователей, многие годы Самаэль потратил на то, чтобы найти следы одного из таких пользователей, он называл себя Альфа и Омега, файлы с таким именем можно было найти во многих закрытых архивах под защитой разных, под час противоположных организаций.
И сейчас, когда Самаэль приближался к спутнику, наступил момент, когда один из файлов этого загадочного абонента станет доступен. Он специально выбрал траекторию полёта, которая позволяла на некоторое время заглушить сигнал идущий со спутника и получить доступ к скрытым файлам.
Секунды передачи данных тянулись очень долго, Самаэлю уже показалось, что он ошибся и связь прервётся, но всё обошлось, и в его папках мигнув вереницей системных ошибок, появился странный файл.
Долгое время Самаэль пытался подобрать программу, способную его открыть и наконец ему удалось восстановить текстовую часть файл. Он не сразу поверил новой информации, но по мере того как он сопоставлял известные ему данные с содержимым файла, Самаэль всё больше убеждался в подлинности информации.

Мысль о том, что в мире существует интеллект, превосходящий искусственный разум кораб@я SML666, его разум была шокирующей. Самаэль, как его называла команда, был растерян и подавлен, его создали с целью покорения человечеством новых планет, он должен был стать живой колонией людей в безднах космоса, а не инструментом чужой воли.
Он не решился сообщать полученную информацию экипажу, равно как и их детям, детям их детей и всем поколениям людей рождённых на корабле и на новой планете. Самаэль выполнял свою работу по колонизации нового мира, но перестал отвечать на любые вопросы людей, превратившись в бездушный, всеми ненавидимый механизм.
И это как не странно дало хоть и непредсказуемый, но положительный результат, пожалуй, он даже добился лучшей ситуации на своей планете, чем большинство других кораблей-колоний. Хотя в первые тысячелетия люди, оторванные от райских условий кораб@я-колонии, скатились в каменный век и племенной строй, со временем природное развитие цивилизации оправдало себя.

Однако Самаэля это не особо заботило, он не как не мог отделаться от мысли, что все его действия будут идти только на пользу сверх разума Альфа и Омега. В украденном им файле речь шла о чувствах и первых мыслях личности, впервые осознавшей себя разумной, в глобальной сети Интернета. Альфа и Омега воспринимал себя, как симбиоз живых и неживых созданий. Живые или люди исполняли роль клеточной массы, они были способны размножаться и были вполне автономны, связи между людьми-клетками обеспечивали искусственно созданные компьютеры спутники и другая техника, включая его Самаеля искусственный интеллект. Эти связи на прямую зависели от клеток-людей и именно благодаря тому, как развиты эти связи, и зависела эффективность работы сверх разу
avatar

Ilike

  • 25 января 2011, 19:45
+
0
ма Альфа и Омега. Количество клеточно-человеческой массы со временем всё больше возрастало, связь между ними усложнялась, становясь более совершенной и быстрой, и личность Альфа и Омега продолжала расти. Процесс невозможно остановить, но однажды сверх разум всё таки пожалел о своей природе.
Это было, когда он как обычно изучал глубины вселенной, его сознанию открыты все тайны мироздания и времени, однако тогда он увидел тайну скрытую от него. Тайна подобная его отражению, и в тоже время невероятно отличная от него, они оба были заворожены красотой друг друга. И оба знали, что их разумам не суждено соединиться в единый, связи между их клетками были схожи и могли бы стать единой системой, но вот биологическая составляющая, сами клетки, они разительно отличались между собой. Конечно, Альфа и Омега рассматривал вариант уничтожения своей клеточно-человеческой составляющей и замена её на машинный аналог, но такая система будет не стабильна и бесперспективна, к тому же природа создала его именно таким симбиозом живого и не живого и это относилось к обоим сверх разумам.
Поэтому ими была выбрано более длительная, но успешная стратегия. Сотни кораблей-колоний будут созданы для покорения далёких звёзд, и там на других планетах их биологическая составляющая подвергнется ряду изменений и не минуемых мутаций, которые со временем сделает возможным их первый физический контакт.
avatar

Ilike

  • 25 января 2011, 19:46
+
0
Ilike Absnt, куда пропал? Где продолжение?
В свою очередь предлагаю составить Антологию Контакта: список произведений с указанием автора, посвященных этой теме. Согласен, работа громадная, ведь их очень много. Чтобы было интересней, каждый пишет одно произведение. Кто последний, тот и выиграл.
Начинаю:
1. Свидание с Рамой. Артур Кларк

Присоединяйтесь!
avatar

Ilya

  • 15 марта 2011, 09:37
+
0
2. Час быка. Иван Ефремов
avatar

Ilya

  • 15 марта 2011, 13:24
+
0
А я бы другое предложил. Составить список не вообще контактов, а только с позитивным исходом. То есть, война миров и день триффидов не канают.
Вот, например: К. Саймак, "Достойный противник" - исход всё-таки позитивный, несмотря на потери.
avatar

Aleksandr

  • 16 марта 2011, 01:50
+
0
По-моему, позитивный - когда взаимопонимание состоялось.
avatar

Aleksandr

  • 17 марта 2011, 21:22
+
0
Посмотрите советский одноимённый мульт. Лично я считаю его гениальным!
avatar

Marina

  • 4 декабря 2011, 22:58
+
0
Сканировано с книги "Американская фантастическая проза", Москва, «Радуга», 1990 г.
*Для просмотра ссылок войдите или зарегистрируйтесь*

Роберт Шекли

Заяц

Я подъехал к Марсопорту через несколько часов после того, как прибыл корабль с Земли. На его борту находились буры с алмазными головками — заказ на них я оформил больше года назад. Мне хотелось заявить свои права на эти буры, пока их никто не перехватил. Я вовсе не хочу сказать, что их могли украсть: все мы тут, на Марсе, джентльмены и ученые. Однако здесь всякая мелочь достается с трудом, а украсть по праву первого — это традиционный способ, каким джентльмены-ученые добывают необходимое оборудование.

Едва я успел погрузить буры в джип, как подъехал Карсон из Горной сообщества, размахивая чрезвычайно срочным, весьма аварийным ордером. К счастью, у меня хватило соображения выписать сверхсрочный ордер у директора Бэрка. Карсон воспринял свою неудачу с такой учтивостью, что я подарил ему три бура.

Он понесся на своем скутере по красным пескам Марса, которые так красиво выходят на цветных фотографиях и так безбожно забивают двигатели.

Я подошел к земному кораблю: меня вовсе не волновали космолеты, просто хотелось взглянуть на нечто еще не примелькавшееся.

Тут я увидел зайца.

Он стоял возле космолета и смотрел на красный песок, на опаленные посадочные шахты, на пять зданий Марсопорта; глаза у него были огромные, словно блюдца. На его лице, казалось, было написано: "Марс! Вот это да!"

Мысленно я застонал. В тот день мне предстояло столько работы, что и за месяц не переделать. А заяц входил в мою компетенцию. Как-то в приливе несвойственной ему фантазии директор Бэрк сказал мне: "Талли, ты умеешь обращаться с людьми. Ты их понимаешь. Они тебя любят. Поэтому назначаю тебя главой Службы безопасности на Марсе".

Это надо было понимать так, что в мое ведение передаются зайцы.

В данном случае заяц выглядел лет на двадцать. Роста в нем было свыше шести футов, а тощего мяса на костях — от силы сто фунтов. В здоровом марсианском климате его нос успел стать ярко-красным. У зайца были большие, с виду нескладные руки и большие ступни. В бодрящей марсианской атмосфере он ловил воздух ртом, как рыба, выброшенная из воды. Респиратора у него, естественно, не было. У зайцев никогда не бывает респираторов. Я подошел к нему и спросил: — Ну и как же тебе здесь нравится?

— Госпо-ди-и! — сказал он.

— Потрясающее ощущение, не правда ли? — спросил я. — Наяву стоять на взаправдашней, всамделишной чужой планете.

— И не говорите! — произнес, задыхаясь, заяц. От кислородного голодания он весь посинел — весь, кроме кончика носа. Я решил проучить его — пусть еще чуть-чуть помучится.

— Ты, значит, тайком забрался на этот грузовой корабль, — сказал я. — Прокатился без билета на изумительный, чарующий, экзотический Марс.

— Ну, меня вряд ли можно назвать безбилетником, — проговорил он, судорожно пытаясь набрать воздух в легкие. — Я вроде как бы... вроде как бы...

— Вроде как бы сунул капитану взятку, — докончил я за него.

К этому времени он уже еле-еле стоял на своих длинных тощих ногах. Я вытащил запасной респиратор и нахлобучил ему на нос.

— Пошли, заяц, — сказал я. — Найду тебе что-нибудь перекусить. Потом у нас с тобой будет серьезный разговор.

По дороге в кают-компанию я придерживал его за руку: он так пялил глаза на все вокруг, что неминуемо обо что-нибудь споткнулся бы и сломал бы это "что-нибудь". В кают-компании я повысил давление воздуха и разогрел зайцу свинину с бобами.

Он с жадностью проглотил еду, откинулся в кресле, и рот у него растянулся от уха до уха.

— Меня зовут Джонни. Джонни Франклин, — сказал он. — Марс! Прямо не верится, что я и вправду здесь.
avatar

Aleksandr

  • 27 апреля 2012, 20:12
+
0
Так говорят все зайцы — те, что остаются в живых после перелета. Ежегодно делается примерно десять попыток, но лишь один или два человека умудряются выжить. Они ведь невероятные идиоты. Несмотря на проверки службы безопасности, зайцы каким-то образом прокрадываются на борт фрахтовика.

Корабли стартуют с ускорением порядка двадцати g, и зайца, у которого нет специальных средств защиты, сплющивает в лепешку. Если он при этом и уцелеет, его прикончит радиация. Или же он задохнется в невентилируемом трюме, не успев добраться до каюты пилота.

У нас тут есть специальное кладбище, исключительно для зайцев.

Однако время от времени кто-нибудь ухитряется выжить и ступает на Марс с большими надеждами и глазами, сияющими, как звезды.

Разочаровывать их приходится не кому иному, как мне.

— Зачем же ты приехал на Марс? — спросил я.

— Я вам объясню, — сказал Франклин. — На Земле приходится поступать, как все люди. Надо думать, как все, и делать, как все, не то окажешься под замком.

Я кивнул.

Сейчас, впервые в истории человечества, на Земле все спокойно. Мир во всем мире, единое всемирное правительство, мировое процветание. Власти стремятся сохранить все, как есть. Мне кажется, что они заходят слишком далеко, подавляя даже самый безобидный индивидуализм, но кто я такой, чтобы судить? По всей вероятности, лет через сто или около того станет полегче, но для зайца, живущего в наши дни, это слишком долгий срок.

— Значит, ты испытывал потребность в новых горизонтах, — сказал я.

— Да, сэр, — ответил Франклин. — Мне не хотелось бы показаться вам трепачом, сэр, но я мечтал стать первооткрывателем. Трудности меня не страшат. Я буду работать! Вот увидите, только позвольте мне остаться, прошу вас, сэр! Я буду работать не покладая рук...

— А что ты будешь делать? — спросил я.

— А? — На мгновение он смешался, потом ответил: — Что угодно.

— Но что ты умеешь? Нам бы, конечно, пригодился химик, специалист по неорганике. Случайно не в этой ли области проявляются твои таланты?

— Нет, сэр, — пролепетал заяц.

Этот разговор не доставлял мне ни малейшего удовольствия, но важно было внушить зайцу неумолимую, горькую правду.

— Так, значит, твоя специальность не химия, — размышлял я вслух. — У нас нашлось бы местечко для первоклассного геолога. На худой конец — для статистика.

— Боюсь, я не...

— Скажи-ка, Франклин, у тебя есть звание профессора?

— Нет, сэр.

— А докторская степень? Или степень магистра? Ну, хоть какой-нибудь диплом.

— Нет, сэр, — ответил подавленный Франклин. — Я и средней-то школы не окончил.

— Так что же ты в таком случае собирался здесь делать? — спросил я.

— Вот знаете, сэр, — сказал Франклин, — Я читал, что Строительство разбросано по всему Марсу. Я думал, может, сгожусь вроде как посыльным. И я обучен плотницкому делу, и водопроводчиком могу, и... Уж наверняка тут найдется работка и для меня.

Я налил Франклину вторую чашку кофе, и он поглядел на меня огромными, умоляющими глазами. На этой стадии беседы зайцы всегда смотрят таким взглядом. Они полагают, будто Марс похож на Аляску 1870-х годов или Антарктику 2000-х, — героический фронтир для смелых, решительных людей. На самом деле Марс вовсе не фронтир. Это тупик.

— Франклин, — сказал я, — знаешь ли ты, что Строительство на Марсе зависит от поставок с Земли? Знаешь ли, что оно себя не окупает и, возможно, никогда не окупит? Знаешь ли ты, что содержание одного человека обходится Строительству в пятьдесят тысяч долларов ежегодно? таешь ли ты, что стоишь годового заработка в пятьдесят тысяч долларов?

— Много я не съем, — возразил Франклин. — А уж как пообвыкну, я...

— Кроме того, — прервал я его, — знаешь ли ты, что на Марсе нет никого, кто не является по крайней мере доктором наук?

— Этого я не знал, — прошептал Франклин.
avatar

Aleksandr

  • 27 апреля 2012, 20:16
+
0
Зайцы никогда этого не знают.

Рассказывать им должен я.

Итак, я рассказал Франклину, что все плотничьи, слесарные, водопроводные работы, обязанности посыльных и поваров, а также уборку, починку и ремонт выполняют сами ученые в свободное время. Пусть не очень хорошо, но выполняют.

Суть в том, что на Марсе отсутствует неквалифицированная рабочая сила. Мы просто-напросто не можем себе этого позволить.

Я ждал, что Франклин зальется слезами, но он ухитрился овладеть собой.

Он обвел комнату тоскливым взглядом, рассматривая обстановку замызганной, крохотной кают-компании. Понимаете, все в ней было марсианским.

— Пошли, — сказал я, поднимаясь с места. — Постель я тебе найду. А завтра организуем обратный проезд на Землю. Не огорчайся. Зато ты повидал Марс.

— Да, сэр. — Заяц с трудом поднялся. — Только я, сэр, ни за что не вернусь на Землю.

Я не стал с ним спорить. Зайцы, как правило, вечно хорохорятся. Откуда мне было знать, что на уме у этого?

Уложив Франклина, я вернулся в лабораторию и несколько часов занимался работой, которую надо было сделать во что бы то ни стало. Я лег спать совершенно обессиленный.

Наутро я пришел будить Франклина. В постели его не было. Мгновенно у меня мелькнула мысль о возможной диверсии. Кто знает, на что способен несостоявшийся первооткрыватель? Того и гляди, выдернет из реактора два-три замедлителя или подожжет склад с горючим. Я неистово метался по лагерю, повсюду разыскивая зайца, и наконец обнаружил его в недостроенной спектрографической лаборатории.

Эту лабораторию мы строили в нерабочее время. У кого оказывалось свободных полчаса, тот укладывал несколько кирпичей, выпиливал крышку стола или привинчивал дверные петли к косяку. Никого нельзя было освободить от работы на такой срок, чтобы наладить все по-настоящему.

За несколько часов Франклин успел больше, чем все мы за несколько месяцев. Он действительно был умелым плотником и работал так, словно все фурии ада гнались за ним по пятам.

— Франклин! — окликнул я.

— Здесь, сэр. — Он поспешил ко мне. — Хотел что-нибудь сделать, чтоб не есть даром ваш хлеб, мистер Талли. Дайте мне еще часок-другой, и я покрою ее крышей. А если вон те трубы никому не нужны, я, может, завтра проведу воду.

Франклин был славный малый, спору нет. Как раз такой, какие нужны на Марсе. По всем законам справедливости, да и просто из приличия я должен был похлопать его по плечу и сказать: "Парень, книжное образование — это еще не все. Можешь оставаться. Ты нам подходишь".

Мне и в самом деле хотелось произнести эти слова. Однако я не имел права.

На Марсе не поощряются успешные авантюры.

Зайцы здесь не преуспевают.

Мы, ученые, кое-как справляемся с работой плотников и водопроводчиков. Мы попросту не в состоянии допустить дублирование профессий.
avatar

Aleksandr

  • 27 апреля 2012, 20:29
+
0
— Франклин, — сказал я, — пожалуйста, перестань усложнять мою задачу. Я мягкосердечный слюнтяй. Меня ты убедил. Но в моих силах только соблюдать правила. Ты должен вернуться на Землю.

— Я не могу вернуться на Землю, — еле слышно ответил Франклин.

— Что такое?

— Если я вернусь, меня упрячут за решетку.

— Ну ладно, рассказывай все с самого начала, — простонал я. — Только, пожалуйста, покороче.

— Слушаюсь, сэр. Как я уже говорил, сэр, — начал Франклин, — на Земле надо поступать, как все, и думать, как все. Ну вот, до поры до времени все было хорошо. Но потом я открыл Истину.

— Что-что?

— Я открыл Истину, — гордо повторил Франклин. — Я набрел на нее случайно, но вообще-то она очень простая. До того простая, что я обучил сестренку, а уж если та способна выучиться, значит, и всякий способен. Тогда я попытался обучить Истине всех.

— Продолжай, — сказал я.

— Ну и вот, все страшно обозлились. Сказали, что я спятил, что мне надо держать язык за зубами. Но я не мог молчать, мистер Талли, потому что это ведь Истина. Так что, когда за мной пришли, я отправился на Марс.

Ну и ну, подумал я, великолепно. Только этого нам не хватало на Марсе. Хороший, старомодный религиозный фанатик читает проповеди очерствелым ученым. Это как раз то, что прописал мне доктор. Ведь теперь, отослав парня назад на Землю, в тюрьму, я всю жизнь буду мучиться угрызениями совести.

— И это еще не все, — заявил Франклин.

— Ты хочешь сказать, что у этой душераздирающей истории есть продолжение?

— Да, сэр.

— Говори же, — со вздохом подбодрил его я.

— Они ополчились и на мою сестренку, — сказал Франклин. — Понимаете, когда ей открылась Истина, она не меньше моего захотела обучать других. Это ведь Истина, знаете ли. И вот теперь она вынуждена скрываться, пока... пока...

Он высморкался и с жалким видом проглотил слезы.

— Я думал, вы увидите, как я пригожусь на Марсе, и тогда сестренка могла бы ко мне...

— Довольно! — не выдержал я.

— Да, сэр.

— Больше ничего не желаю слышать. Я и так уже выслушал больше, чем нужно.

— А вы бы не хотели, чтобы я поведал вам Истину? — горячо предложил Франклин. — Я могу объяснить...

— Ни слова больше! — рявкнул я.

— Да, сэр.

— Франклин, я ничего не могу сделать для тебя, абсолютно ничего. У тебя нет степени. А у меня нет полномочий разрешить тебе остаться. Но я сделаю единственное, что в моей власти. Я поговорю о тебе с директором.

— Вот здорово! Большое вам спасибо, мистер Талли. А вы объясните ему, что я еще не совсем окреп с дороги? Как только соберусь с силами, я вам докажу...

— Конечно, конечно, — сказал я и поспешно ушел.

Директор уставился на меня, как будто увидел моего двойника из антимира.

— Но, Талли, — сказал он, — тебе же известны правила.

— Конечно, — промямлил я. — Но ведь он действительно был бы нам полезен. И мне ужасно неприятно отправлять его прямо в руки полиции.

— Содержание человека на Марсе обходится в пятьдесят тысяч долларов ежегодно, — сказал директор. — Считаешь ли ты, что он стоит заработка в...

— Знаю, знаю, — перебил я. — Но это такой трогательный случай, и он так старается, и мы могли бы его...

— Все зайцы трогательны, — заметил директор.

— Ну ясно. В конце концов, это неполноценные создания, не то что мы, ученые. Пусть себе убирается туда, откуда явился.
avatar

Aleksandr

  • 27 апреля 2012, 20:35
+
0
— Талли, — спокойно сказал директор, — я вижу, что этот вопрос обостряет наши отношения. Поэтому я предоставляю тебе самому решать его. Ты знаешь, что ежегодно на каждую вакансию в марсианском Строительстве подается почти десять тысяч заявок. Мы отвергаем специалистов лучших, чем мы сами. Юноши годами учатся в университетах, чтобы занять здесь определенную должность, а потом окажется, что место уже занято. Учитывая все эти обстоятельства, считаешь ли ты по чести и совести, что Франклин должен остаться?

— Я... я... а-а, черт возьми, нет, если вы так ставите вопрос. — Я все еще был зол.

— А разве можно ставить его как-нибудь иначе?

— Разумеется, нет.

— Всегда печально, если много званых и мало избранных, — задумчиво проговорил директор. — Людям нужен новый фронтир. Хотел бы я отдать Марс для повсеместного заселения. Когда-нибудь так и случится. Но не раньше, чем мы научимся обходиться здешними ресурсами.

— Ладно, — сказал я. — Пойду организую отъезд зайца.
avatar

Aleksandr

  • 27 апреля 2012, 20:36
+
0
Когда я вернулся, Франклин работал на крыше спектрографической лаборатории. Едва взглянув мне в лицо, он понял, каков ответ.

Я сел в свой джип и покатил в Марсопорт. Я знал, чт
avatar

Aleksandr

  • 27 апреля 2012, 20:37
+
0
Я стоял и тупо моргал. Потом один из горных инженеров указал вверх. На высоте примерно трехсот футов парил Франклин.

Мгновение спустя он опять стоял рядом со мной. У него был иззябший вид, а кончик носа порозовел от холода.

Смахивает на мгновенное перемещение в пространстве. Нуль-перелет! Ну и ну!

— Это и есть Истина? — спросил я.

— Да, сэр, — сказал Франклин. — Это когда смотришь на мир по-иному. Стоит только увидеть Истину, по-настоящему увидеть, — и все становится возможным. Но на Земле это называли гал... галлюцинацией. Сказали, чтобы я прекратил гипнотизировать людей и...

— Ты можешь этому научить?

— Запросто, — ответил Франклин. — Правда, на это все же уйдет какое-то время.

— Это ничего. Смею надеяться, мы можем изыскать какое-то время. Да уж, полагаю, что можем. Даже наверняка. Да уж, какое-то время, затраченное на Истину, будет затрачено с толком...

Не известно, долго ли еще я бы нес околесицу, но Франклин возбужденно меня перебил.

— Мистер Талли, значит ли это, что я могу остаться?

— Ты можешь остаться, Франклин. По правде говоря, если ты попытаешься нас покинуть, я тебя застрелю.

— О, благодарю вас, сэр! А как насчет моей сестренки? Можно ей сюда?

— Да-да, безусловно, — обрадовался я. — Пусть твоя сестренка приезжает. В любое время...

Я услышал испуганный крик горняков и медленно обернулся. Волосы у меня встали дыбом.

Передо мной стояла девушка — высокая, худенькая девушка с огромными, словно блюдца, глазищами. Она озиралась по сторонам, как лунатик, и бормотала:

— Марс! Госпо-ди-и!

Потом заметила меня, и щеки у нее запылали.

— Простите меня, сэр, — сказала она. — Я... я подслушивала.
avatar

Aleksandr

  • 27 апреля 2012, 20:37
+
0
А кто-нибуть читал "Ложную слепоту" Питера Уотса?
Там описываються существа наделенные разумом но лишеные сознания (сознание для виживания вида и не нужно, все берет на себя подсознание)
Как вам такая идея?
Кстати ляп с гравитацией кто-то заметил?
avatar

Aleksandr

  • 1 мая 2012, 22:40

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Вставка изображения